Последние комментарии

  • Александр Старосельский26 июня, 23:33
    Страшна,как смертный грех.ДЕВУШКА ДНЯ+
  • Денис Ефремов26 июня, 10:34
    девчонка супер..ДЕВУШКА ДНЯ+
  • Денис Ефремов26 июня, 10:33
    девчонки супер...ДЕВЧОНКИ+

Как в 1807 году русские обороняли Кёнигсберг

 
 
 
2 дня назад
526 просмотров
405 дочитываний
6 мин.
526 просмотров. Уникальные посетители страницы.

 

 
 
 

После сражения под Гейльсбергом (см. «Хроники Пруссии») главнокомандующий русской армией Леонтий Беннигсен, несмотря на очевидный тактический успех, ввиду обходного маневра французов был вынужден начать отвод своих войск на северо-восток.

В противном случае русские рисковали быть отрезанными от путей снабжения и в конце концов угодить в окружение с неминуемым итоговым разгромом.

Очередное сражение назревало у городка Фридланд (современный Правдинск). Но требовалось также прикрыть столицу Восточной Пруссии от двигавшихся на нее IV-го корпуса Сульта и III-го корпуса Даву. Прусский корпус генерала фон Лестока в одиночку противостоять численно превосходящему противнику был явно не способен.

 
Генерал от кавалерии Антон Вильгельм фон Лесток.
Генерал от кавалерии Антон Вильгельм фон Лесток.

Поэтому на помощь союзникам Беннигсен направил отряд под командованием Николая Каменского 2-го. Этот боевой генерал (если точнее – генерал-майор от инфантерии), ученик самого Суворова (Каменский участвовал в знаменитом Швейцарском походе) в кампанию 1807 года командовал 14-й и 17-й пехотными дивизиями. И со своим отрядом мотался по самым трудным участкам. В первой половине мая Каменскому поручили деблокировать осажденный Данциг. В устье Вислы был высажен десант, который столкнулся с мощными заслонами – французов оказалось втрое (!) больше, чем русских. Едва успев перевести дух после этой неудачной операции, солдаты Каменского поспешили присоединиться к главным силам, чтобы участвовать в деле под Гейльсбергом, где именно на этот отряд пришлись самые большие потери. Но теперь об отдыхе нечего было и думать – пришлось срочно отправляться на выручку пруссакам.

 
Генерал от инфантерии Николай Михайлович Каменский 2-й.
Генерал от инфантерии Николай Михайлович Каменский 2-й.

Выдвинувшись от Гейльсберга поздним вечером 30 мая, отряд ускоренным маршем через Бартенштейн и Домнау за 22 часа прошел 55 верст. Наконец, 1 июня у Людвигсвальде (теперь – поселок Лесное) русские и прусские соединились, чему последние были рады чрезвычайно – появилась надежда отстоять Кёнигсберг. После ряда мелких стычек с передовыми французскими частями союзники отошли в город. Для обороны Каменскому выделили участок между Фридландскими и Бранденбургскими воротами.

Нужно заметить, что еще в феврале, поле кровопролитной битвы у Прейсиш-Эйлау отошедшая к Кёнигсбергу русская армия приступила к возведению укреплений на южных окраинах города. Прусское правительство эти работы затем продолжило, но к началу лета завершить так и не успело. До ума довели лишь ретрашемент с водяным рвом у Фридландских ворот. Да еще были почти готовы флеши перед воротами Бранденбургскими. Именно здесь и расположились солдаты Каменского. Отряд численностью 8 тысяч человек, роме лестоковцев, мог рассчитывать еще и на помощь кёнигсбергского гарнизона, состоявшего из семи пехотных батальонов, 200 кавалеристов и единственной артиллерийской батареи 12-фунтовых пушек (боеприпасов, правда, имелось в достатке). Комендант города – генерал-фельдмаршал Рюхель приказал сжечь некоторые предместья (в районе современных улиц Суворова и Дзержинского), чтобы там не смогли закрепиться наступавшие французы. По большому счету, приготовления к обороне этим и ограничились.

Положение осложнялось еще и тем, что арьергард прусских войск так торопился укрыться в городе, что позабыл разрушить важный в тактическом отношении мост чрез ручей Беек. Спохватившись, пруссаки сделали попытку его отбить, но не смогли. Больше того, французы оттеснили их за крепостной вал, расширив захваченный плацдарм в местечке Нассер-Гартен. Эта удача, впрочем, отнюдь не вскружила головы Даву и Сульту, которые знали, что им противостоят успевшие прославиться своей стойкостью бойцы Каменского. К русскому генералу был отправлен парламентером француз Беллиар.

- Ваше Превосходительство, - обратился он. – Нам прекрасно известно мужество ваших солдат и офицеров. Однако наши солдаты и офицеры не менее мужественны, к тому же, нас много больше. Поэтому во избежание ненужного кровопролития предлагаем сдать город без боя.

- Le général, - ни на секунду не задумавшись, ответил Каменский. - Вы видите на мне русский мундир и при этом смеете требовать сдаться?!

После чего, не прибавив более ни слова, повернул коня и поскакал прочь.

Поняв, что капитуляции ждать не стоит, французы установили в Нассер-Гартене и в предместье Розенау артиллерийские батареи и до вечера обстреливали занятые русскими позиции, время от времени посылая ядра и бомбы вглубь города. В то же время Даву попытался силами полка пехоты штурмовать Кёнигсберг с севера. Но оборонявшиеся там пруссаки отбили атаку огнем своих пушек. К тому же, вскоре французы получили приказ Наполеона оставить для блокады прусской столицы только один армейский корпус с кавалерийской дивизией – всем остальным войскам было предписано двигаться к Фридланду.

Известие о поражении русских во Фридландской битве сыграло решающую роль в обороне Кёнигсберга. Беннигсен и принявший командование над прусскими войсками Рюхель приняли решение спасти солдат, которые наверняка еще могли понадобиться в следующих сражениях. И 14 июня 1807 года союзные войска покинули город для того, чтобы соединиться с главными силами. На следующий день в Кёнигсберг вошла конница Мюрата и пехота Сульта.

«Этот день стал черным днем в истории Кëнигсберга, - писал историк Сергей Мыларщиков. - Противнику достались большие запасы продовольствия, боеприпасов и амуниции. Все находившиеся в лазаретах и госпиталях солдаты и офицеры попали в плен. Французы конфисковали не только оружие, боеприпасы и продовольствие, но и все общественные кассы, запасы янтаря и все русские, шведские и английские товары в порту. В городе проходили реквизиции в пользу французской армии».

Уже в июле, после заключения Тильзитского мира в Кёнигсберг приехал и сам Наполеон, который поселился в Королевском замке. Император совершил экскурсию по городу, побывал в гавани, дал смотр войскам (кстати, впоследствии спровоцировавшим эпидемию тифа и дизентерии, от которой умерло около 10 тысяч человек). А затем наложил на прусскую столицу огромную контрибуцию в 20 миллионов франков.

 
Император Наполеон I в 1807 году.
Император Наполеон I в 1807 году.

Магистрат в полном составе едва не хватил удар, но, к счастью, нашлись два ловкача. Проповедник Ла Канат воспользовался своим французским происхождением, а коммерциенрат (то бишь, коммерческий советник) Прин обладал чудесным даром торговаться. На пару они уболтали Буонапарте, и тот согласился снизить сумму отступных до 12 миллионов. Что, впрочем, тоже было немало. На первые транши деньги пришлось занять у местного купечества. Однако выплату в полном объеме хитроумные пруссаки сумели растянуть на 100 с лишним лет, осуществив последний платеж незадолго до Первой мировой войны!

 
В 2017-м на месте, где отряд генерала Каменского оборонял Кёнигсберг, установили памятный камень.
В 2017-м на месте, где отряд генерала Каменского оборонял Кёнигсберг, установили памятный камень.

Остается добавить, что в июне 2017 года в Калининграде отметили вековой юбилей той обороны. На месте, где сражались солдаты Каменского, был установлен памятный камень с именем русского генерала.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх