Мир мужчины

18 839 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Полосов
    Да пора бы уже... ДОКОЛЕ, в самом деле? Давеча, вон, передали: в светоче демократии и образце для подражания всего че...Как на зоне: Макс...
  • Александр Григоров
    пусть галкин-алкин не переживает ...будет у него возможность ощутить себя на зоне и понять разницуКак на зоне: Макс...
  • Валерий Подгузов
    Смешит мелочность, с которой взрослые дяди обсуждают прогулку, как главное действо в своей жизни. Как они ещё терпят ...Как на зоне: Макс...

Устроил в офисе скандал и ползарплаты потерял

Устроил в офисе скандал и ползарплаты потерял
Офисный планктон работает на износ, и в результате лишается всего

Ненавидите свою работу? У меня два вас две новости. Одна хорошая, другая не очень. Вы теряете в зарплате. Люди, которые любят свою работу, имеют зарплату выше, чем те, кто ненавидит. Это плохая новость была. Приятная же в том, что ненависть к труду - это болезнь. И от нее можно избавиться. Итак, низкая зарплата - это лечится! Как - разбиралась «КП».

СГОРЕЛ НА РАБОТЕ

Рекрутинговая компания HeadHunter представила любопытные результаты своего исследования. Офисные работники ведут себя, как звери. Хотя не шахтеры чай, работка непыльная, пришел-ушел и весь день в компьютер пялишься. И тем не менее 25% сотрудников московских офисов - конченые истероиды, говорится в исследовании. Они могут устроить жуткую истерику с разбиванием посуды и разбрасыванием бумаг из мусорных корзин из-за, например, сломанного кондиционера. Что актуально летом. А вот сломанный кулер бесит всесезонно: летом из него пьют холодную воду, зимой - кофейком балуются, и коли на кулере красуется пустая бутылка, а рядом нет полной или тяжко ее поднимать - весь офис может услышать рулады трехэтажного мата от хрупкой девушки в очках и на шпильках.

Что это, дикость и несдержанность?

Нет, это болезнь, и называется она «профессиональное выгорание». Засада в том, что люди или думают, что «просто устали», или начинают искать проблемы в начальниках, коллегах, где угодно, только не в себе. И не понимают, что это медицинская проблема, - раз. И что эта проблема делает их беднее - два.

ПЛАКАЛИ ДЕНЕЖКИ

Недавно в США появилось исследование, согласно которому люди, страдающие синдромом профессионального выгорания, теряют половину своей зарплаты. Они начинают хуже работать, и - меньше получать. Эффект более выражен в тех отраслях, где практикуется сдельный труд. Например, у менеджеров по продажам, у страховых агентов, продавцов недвижимости, сидящих на процентах от сделок.

В России немного не так, как в Штатах, говорит директор Института социальной политики Сергей Смирнов.

- Во-первых, у нас часто человек выгорает вовсе не потому, что на работе проблемы. Из-за трудностей в семье, разводов, даже из-за политических причин, у нас народ крайне политизирован, и человек может впасть в депрессию, если ему не нравятся решения властей, - говорит Смирнов, - А во-вторых, в России сотрудник может из-за выгорания или ничего не потерять, или потерять все, так что американская схема в этой части не работает. В России блатного сотрудника будут терпеть до последнего, невзирая на его депрессию и равнодушие. А рабочую лошадку, набранную по объявлению, выгонят без разговоров при первых признаках исчезновения в глазах преданного блеска.

Так что сказать, сколько именно в зарплате россиянин теряет, нельзя, может, и все 100%.

МАЛЕНЬКАЯ ПЯТНИЦА

Как распознать профессиональное выгорание? Человеку начинает казаться, что ему противна работа. Он злится на коллег. Он считает часы до конца дня, и месяцы до отпуска. Но уже в середине отпуска он впадает в депрессию, потому что «еще чуть-чуть, и этот ад начнется заново».

Замечено, что синдромом страдают в основном подчиненные работники. Это офисные клерки, продавцы, официанты и так далее - обслуга, словом. Хозяева своего бизнеса, напротив, с синдромом незнакомы, они получают удовольствие от работы просто потому, что сами задают правила игры и не видят диктата над собой.

По разным оценкам, до 75% тружеников в течение жизни сталкиваются с профессиональным выгоранием. Мне кажется, едва ли не сто процентов. Несколько лет назад случилось мне поработать в одной крупной госкомпании. Увиденное меня поразило.

- Среда - это маленькая пятница, - радовались мои новые коллеги всю среду.

Я до этого такой поговорки и вовсе не знал.

- Война войной, обед по расписанию! - удовлетворенно говорили люди, едва стрелка приближалась к часу дня.

Это выражение я раньше, конечно, слышал, но в нем прежде не было сакрального смысла. Теперь я видел, как люди бросали текст на полуслове, клали трубку, комкая разговор, лишь бы не расплескать драгоценные секунды обеденного перерыва. И, конечно, под вечер все оборачивалось еще страшнее - так народ держал руку на кнопке компьютера минут за 10 уже до окончания дня, с тем чтобы момент угасания экрана компьютера секунда в секунду пришелся на 18.00. Но главное даже не это, а сплетни и рассказы про «вот эту видишь - дура страшная», все обсуждали всех и все всех ненавидели.

Почему там было так? Очень высокие зарплаты. Страх их потерять. Страх тем более сильный, что нанимали в контору кого ни попадя. Любой сотрудник знал, что он - Никто, что его могут заменить на другого Никто, кадровая служба знала, что он знает, и терроризировала персонал, а начальники стояли над схваткой и периодически устраивали чудовищные разносы. Без последствий, впрочем, лишь бы заставить подчиненных подергаться. Накапливался чудовищный стресс, который и привел к тому, что персонал крупной госкомпании выгорел целиком, без остатка.

Устроил в офисе скандал и ползарплаты потерял
 

ШКОЛА КОММУНИЗМА

Диагноз ясен, но как противостоять? Психологи советуют - отдохнуть, взять отпуск. Побольше, такой, чтобы к концу отпуска на работу хотелось. Но это очень слабый совет. Известна депрессия после отпуска - она как раз говорит о том, что болезнь забралась очень глубоко в голову, и лежание на пляже не поможет. Тогда надо идти лечиться, в больницу двигать - говорят психологи. Но проблема не только медицинская.

Экономист Василий Колташов видит другой путь - сократить рабочий день. У нас в России часто нервотрепка на работе - от плохой организации труда. Все решают все, никто не решает ничего, все бегают и орут - стресс. Бороться с разрухой в голове у начальника, однако, сложно, поэтому лучше просто сократить общение с ним.

- В шесть часов человек должен быть дома. Точка, - говорит Колташов. - Долой кабальные контракты, в которых человек соглашается работать столько, сколько нужно хозяину. Никаких «пересиживаний», день закончился, встал, ушел. Для Москвы и Московской области нужно учитывать еще и то, что люди добираются до работы минимум час, а из области и по три часа. Поэтому - четырехдневная рабочая неделя.

Конечно, такого не добиться одному работнику, нужно создавать профсоюзы, настоящие, независимые. Государство должно всячески поддерживать их организацию. Иначе такие профсоюзы просто задавят.

Но возникает вопрос: а кто покроет убытки от таких нововведений?

- Эффективность труда «сгоревшего» работника и качество его результата крайне малы, - говорит Колташов. - Работодатели часто не понимают, сколько они теряют, загоняя работника. Мы жалуемся на низкую производительность труда и грешим на старые станки, но причина еще и в нерациональном использовании рабочего времени.

Так что экономика не потеряет, если люди будут работать меньше, но лучше. Вот так далеко завел нас рассказ о людях, которые из-за кулера на работе подрались.

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Работники должны объединиться в новые профсозы

Василий БОРЩЕВ, политолог:

- Профсоюзы новой формации нужны. Но они не появятся завтра. Колоссальное сопротивление оказывают и работодатели, и подконтрольные им карманные профсоюзы. Что особенно обидно, все законы в России приняты, они есть, но сила произвола так велика, что они не работают. На моих глазах сотрудница одной госкомпании попыталась создать независимый профсоюз. Она прошла через травлю, суды и унижения, но ей это удалось. Итог, однако, печален. Запуганные работодателем, другие сотрудники побоялись в этот профсоюз вступать. Она осталась одна, и через некоторое время по формальному признаку ее уволили. А сколько историй, когда независимые профсоюзы все же создавались, но их члены подвергались коллективным репрессиям. Нужен, во-первых, общественный запрос, люди должны понимать, что пришла пора отстаивать свои права. А во-вторых, поддержка политических сил, благо партий у нас много, в том числе левых, и кто как не леваки могли бы поднять на щит идею защиты трудового народа.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх